11 февраля 2019

Маленький принц и его виолончель

Эдгар Моро — о любви к инструменту, свободном времени, кулинарных открытиях и Москве

Во Франции Эдгара Моро называют «Маленьким принцем», только вместо Розы у него виолончель. Уже в 11 лет он играл с оркестрами мирового уровня, в 15 лет взял юношеское «золото» на конкурсе Мстислава Ростроповича в Париже, а в 17 — «серебро» на конкурсе Чайковского в Москве. Сегодня Эдгар Моро — желанный гость на самых престижных концертных площадках. А недавно он принял участие в музыкальном фестивале Vivacello, который проходит при поддержке фонда U-Art. Мы поговорили с Эдгаром о концертах, о жизни и о том, каково быть звездой классической музыки в 24 года



Эдгар Моро называет свои отношения с виолончелью true love story


— Эдгар, вам понравилось выступать на фестивале Vivacello?

— Все было просто замечательно. Для меня огромная честь и радость участвовать в таком прекрасном мероприятии. Я играл сюиты Баха, они в числе моих любимых произведений. Особенно хочу отметить оригинальную концепцию фестиваля. Было необычно и очень весело. Думаю, как зрители, так и исполнители получили большое удовольствие. И, конечно, оркестр, с которым я выступал, был совершенно потрясающим. Я с этими музыкантами уже играл раньше, года 3–4 тому назад. А здесь на Vivacello познакомился и с другими исполнителями. Меня очень тепло принимали, аудитория была превосходной.

— Правда ли, что вы начали играть в 4 года, причем сразу и на виолончели и на фортепиано?

— Это небольшое преувеличение. Я начал играть на виолончели, когда мне было 4, а на пианино — в 7. Мое знакомство с виолончелью связано с забавной историей: в 3,5 года я гулял с папой по городу и вдруг услышал звук, который меня совершенно очаровал. Я оглянулся и увидел в витрине антикварного магазина юного музыканта — девочку, которая брала урок игры на виолончели. И это так меня потрясло, что я потом долго надоедал отцу, пока он не согласился дать мне самому поиграть на виолончели, так что начал я действительно в 4 года. Можно сказать, что тогда на парижской улице я влюбился в виолончель с первого взгляда, и с тех пор это моя главная страсть в жизни. Думаю, это был знак судьбы.

— Для музыканта очень важен его инструмент. А у вас в руках оказалась совершенно уникальная виолончель. Как это произошло?

— Да, огромное счастье — обладать таким чудесным инструментом. Моя виолончель изготовлена в 1711 году, более 300 лет назад. Ее автор, Давид Текклер, принадлежал к знаменитой римской школе струнных мастеров. Ее появление в нашей семье связано с очень важным для меня событием — я тогда впервые одержал серьезную победу (на конкурсе Мстислава Ростроповича в 2009 году — прим. ред.).

Мне было 15 лет. Папа вручил мне эту виолончель, что стало для меня своего рода признанием того, что теперь я настоящий музыкант. И с тех пор мы с моей виолончелью неразлучны. Можно сказать, у нас с ней true love story (смеется).

— Есть ли у вас кумиры среди виолончелистов?

— Да, есть музыканты, которыми я искренне восхищаюсь, но сейчас я уже вряд ли могу кого-то назвать образцом для подражания. А вот в детстве таким человеком для меня стал Мстислав Ростропович. У меня были, наверное, все альбомы с его концертами, и я даже пытался играть вместе с ним музыку. Например, помню, как ставил концерт Дворжака и старался вместе с маэстро Ростроповичем одновременно попадать в ноты. У меня было такое чувство, что это я играю с его оркестром. Думаю, что во многом именно Ростропович разбудил во мне страстное желание быть солистом. Думаю, что тот факт, что моя первая важная победа связана с конкурсом, носящим его имя, — не просто совпадение.

 

Эдгар Моро родился в 1994 году, окончил Национальную высшую консерваторию в Париже. В 2009 году на Международном конкурсе Мстислава Ростроповича в Париже стал «Самым многообещающим конкурсантом». В 2011 году на Международном конкурсе им. П. И. Чайковского в Москве получил II премию, а чуть позже — премию академии им. Мориса Равеля. Моро играл с оркестрами под управлением В. Гергиева, Г. Кремера, Ю. Башмета, К. Пендерецкого.

В 2013 году он подписал контракт со звукозаписывающей компанией Warner Classics. А в 2015 удостоился премии Les Victoires de la Musique и титула «Инструменталист года».

В перерывах между выступлениями Моро предпочитает оттачивать мастерство

— Какую музыку вы больше всего любите сами? Например, что бы вы послушали или сыграли на Новый год?

— Это сильно зависит от настроения. Но, наверное, Дворжак, Чайковский, которого я люблю еще с детства, — это всегда хороший вариант. Когда я был помладше, привычным способом встретить Новый год были вечеринки с друзьями, где звучала электронная музыка. Ее я тоже люблю. Сейчас во время зимних каникул я если не выступаю, то просто спокойно практикуюсь в игре на виолончели. Это довольно редкие моменты, когда можно спокойно поработать, и я их очень ценю.

— Вы классический музыкант, как вы воспринимаете современную музыку? Слушаете ли те же треки, что и ваши сверстники?

— Я много путешествую, и в дороге у меня в наушниках играет разная музыка. Я вполне современный парень: слушаю техно, рэп, рок, люблю джаз, соул, французский шансон. Люблю менять плей-листы и слушать что-то новое. Мне совсем не чужда музыка моего поколения. Когда я был подростком, то фанател от Dream Theater — это такая прогрессив-метал-группа из Америки. Ходил на их концерты, смотрел их лайвы по интернету, был у меня такой вполне типичный тинейджерский период жизни. И это совсем не мешало мне играть на виолончели.

…Когда выходишь на сцену, чувствуешь прилив адреналина. Это какой-то непередаваемый микс между стрессом и огромным удовольствием. Ты как будто входишь в транс — полностью отдаешься музыке, растворяешься в ней, и она несет тебя на своих волнах…

— Вы рано стали знаменитым. Гастроли, престижные премии, контракты со звукозаписывающими студиями. Ощущаете себя звездой?

— Да, я, наверное, в какой-то степени знаменитость. Но поверьте, быть звездой классической музыки — это не совсем то же, что быть rock star. Все-таки это известность среди ограниченного круга людей. Меня не узнают на улицах, я не веду «звездный образ жизни» в обычном понимании. Но, конечно, мне как артисту приятно играть для зрителей, я рад живому отклику публики, люблю путешествовать, и это очень классно, когда тебе присылают сообщения с поздравлениями. Все это стимулирует играть еще лучше, добиваться совершенства.

— Чем любите заниматься в свободное время?

— Раньше я довольно много играл в компьютерные игры. Сейчас у меня новое увлечение — коллекционирую вкусовые впечатления. Я фанат интересной еды. В путешествиях и дома во Франции люблю ходить по разным ресторанам и пробовать новые блюда. Такое увлечение дает косвенные бонусы: свободное время я предпочитаю проводить с семьей или с друзьями, а в кафе и ресторане это, согласитесь, делать удобнее, чем играя в видеоигры. Когда я в Париже, то могу сходить в кино, посмотреть дома какие-нибудь сериалы или отдохнуть, ничего не делая… С музыкой или без музыки — я просто стараюсь быть счастливым.

— Были ли неожиданные кулинарные открытия в последнее время?

— Если выбирать одну кухню помимо французской, то, думаю, это будет японская. Я по натуре кулинарный исследователь, обожаю фьюжн — игру, смесь разных кулинарных традиций. Очень интересные блюда есть в Латинской Америке, богатая и самобытная кухня в Средиземноморских странах, среди моих любимых греческая и ливанская. В Москве я открыл для себя потрясающую новую кухню — грузинскую, она мне очень понравилась.

— Как вам Москва?

— Москва для связана с большими переживаниями и большим успехом. Здесь я стал лауреатом премии Чайковского. Мне тогда было 17 лет, я провел здесь три недели. Конечно, это наложило определенный эмоциональный заряд и на восприятие самого места. Я бывал на Красной площади, гулял по улицам, но меня больше всего поразило московское метро. Правда! Оно потрясающее. Я думаю, что Москва — город особенный, не восточный и не западный, а со своим обаянием. Чувствуется славянская душа. Я вообще всегда получаю большое удовольствие от общения с русскими людьми, вы очень открытые, сразу ощущаешь, как устанавливается какой-то близкий эмоциональный контакт.

Текст: Марьяна Капсулецкая
Фото: Евгений Евтюхов, Денис Кузнецов

 


Статус молодой звезды ко многому обязывает

Моро признается, что, как и сверстники, слушает в свободное время электронную музыку

В рамках проекта «Vivacello. Академия» Эдгар Моро провел мастер-класс для студентов музыкальных школ

Смотрите также
22 января 2019
Памяти великого художника, легенды российского послевоенного искусства.
Ни одна монография или статья, посвященная развитию искусства в России второй половины XX века, не обходится без упоминания Лианозовской группы, лидером которой был Оскар Рабин. Также не обходят вниманием и печально знаменитую «Бульдозерную выставку», одним из организаторов которой являлся художник.
11 января 2019
Государственная Третьяковская галерея подготовила масштабную ретроспективу Михаила Ларионова, одного из самых ярких представителей русского авангарда. Выставка открылась в Новой Третьяковке 19 сентября 2018 г. при поддержке фонда U-ART.
8 января 2019
Искусствовед Ирина Пронина рассказывает об исследованиях в рамках гранта U-Art.
Это небольшая история о том, как грант фонда U-Art помог осуществить один из научно-исследовательских проектов Третьяковской галереи, задуманный задолго до учреждения стипендий фонда.
16 декабря 2018
Ретроспектива творчества Оскара Рабина откроется в МАММ 18 декабря. Художник говорил, что его жизнь поделилась на три части - три жизни. Это мысль стала лейтмотивом его автобиографии, а затем названием крупнейшей ретроспективы мастера, прошедшей в Третьяковской Галерее в 2008 году.
7 декабря 2018
Искусствовед Софья Аксенова, научный сотрудник Третьяковской галереи отправилась в США, чтобы собрать материал и дополнить картину последних лет творчества Ильи Репина. Это исследование приурочено к работе над выставкой Репина, которая откроется в ГТГ в марте 2019 года

Вернуться в раздел
Разработка сайта: Михаил Коротаев Работает на CMS DJEM. Дизайн — Студия Fractalla