13 сентября 2019

Грант фонда U-Art: Ты и искусство. Американское наследие В. Верещагина. Часть 1

Из Нью-Йорка 1888−го в Нью-Йорк 2019−го

 

 ЕЛЕНА РЫСКУНОВА, сотрудник выставочного отдела Государственной Третьяковской галереи

 

Ученые Третьяковской галереи — Елена Рыскунова и Светлана Капырина — в поисках 111 неизученных картин В. Верещагина побывали в Лос-Анджелесе, Вашингтоне и Нью-Йорке. О том, как искусствоведческое исследование, запланированное в рамках стипендиальной программы, превратилось в настоящее детективное расследование и какие открытия принесло, рассказывает Елена Рыскунова.

Эта история начинается в Нью-Йорке в 1888 году, когда Василий Васильевич Верещагин впервые прибыл в Соединенные Штаты Америки для организации своей выставки в галерее American Art Association. Верещагину 45 лет, он состоявшийся художник, автор грандиозных художественных серий: Туркестанской, Балканской, Индийской, «Трилогии казней»; художник-путешественник, художник-литератор. У него за плечами Морской кадетский корпус, Академия художеств и мастерская Жерома; персональные выставки в европейских столицах: Санкт-Петербург, Париж, Вена, Лондон; скандальный отказ от звания профессора Академии художеств; поездки в Индию и на Кавказ; Русско-Турецкая война. За оборону Самарканда в 1868 году художник был награжден Георгиевским офицерским крестом 4−й степени. Верещагин, прославленный русский баталист, какими-то судьбами оказавшийся в западном полушарии. Какими?

Исследовательский проект, начатый в рамках подготовки монографической выставки Василия Васильевича Верещагина в Государственной Третьяковской галерее, охватывающий малоизученный период жизни художника, практически сразу приобрел черты детективного жанра: Что вообще известно о поездках Верещагина в США? Какие произведения художник туда привез и где они сейчас? – огромное художественное наследие Верещагина, более 100 живописных произведений, растворившееся в Штатах после двух аукционов, организованных самим художником в 1891 и 1902 годах в Нью-Йорке.

В первую очередь, необходимо было воссоздать хронологию событий, для чего мы обратились к архивам американской периодики того времени, ставшим для нас незаменимым источником информации. Колоссальный объем газет и журналов, около 4,5 тысяч упоминаний за период 1888 – 1904 гг., среди которых множество рекламы, мелких заметок, обзоров и банальных сплетен. Классифицировать, анализировать, отсеивать и сопоставлять – по-статистически кропотливая работа, итогом которой стало воссоздание исторической действительности.

Верещагин впервые пребывает в Нью-Йорк 26 августа 1888 года после долгой переписки с директором American Art Association, Ассоциации американского искусства Томасом Эллисом Кирби. Эта корреспонденция, наряду с фотографиями выставки и различными документами, в том числе об издании каталога и организации аукциона работ художника, была обнаружена в архиве Томаса Э. Кирби, который сейчас хранится в Смитсоновском Институте в Вашингтоне. Томас Эллис Кирби, «Великий старец», как его нарекут газеты, был почти ровесником Верещагину, всего на 4 года моложе, основатель и руководитель Ассоциации американского искусства – первого в США аукционного дом и художественной галереи, где состоялась выставка Василия Верещагина и где в ноябре 1891 года, после грандиозного, успешного турне он пустит коллекцию с молотка. Изначально предполагалось, что произведения, прибывшие в Нью-Йорк 9 ноября 1888 года, пробудут в Штатах не более полугода, из-за чего между городами развернулась конкуренция по приему выставки, среди них были: Чикаго, Сент-Луис и Цинциннати. В конечном итоге произведения направились в Чикагский институт искусств, где выставка Верещагина стала первой выставкой-блокбастером в истории института с момента его основания в 1879 году. Затем выставка прокатилась по городам Америки: Сент-луис, Филадельфия, в некоторых материалах также упоминается Бостон и Буффало.


Ассоциации американского искусства, около 1853 — 1929, 1885 — 1922. Архив американского искусства, Смитсоновский институт, Вашингтон, США

Произведения Василия Васильевича путешествовали по городам Америки около трех с половиной лет, в некоторых городах был выпущен каталог произведений с репродукциями и, впервые опубликованное именно в США в качестве приложения к каталогу эссе художника «Реализм». Сам мастер отбыл в Париж 29 декабря 1888 года, почти сразу после открытия выставки в Нью-Йорке и вернулся только к открытию аукциона, который состоялся 17 ноября 1891 года.

Kurtz, William. Special Collections, Fine Arts Library, Harvard College Library © President and Fellows of Harvard College

Успех выставок вызвал спрос на искусство русского художника. Верещагин фактически ввел моду на «русскость», экспозиционное решение выставки только способствовало этому: играла русская музыка, подавали чай и вафли, а сам Василий Васильевич встречал гостей, облаченный в традиционное русское платье. В первые два дня с молотка ушли: палестинская серия, в т.ч. работы на Евангельские сюжеты, Индийские работы, «Гималаи», пейзажи и «типы» из поездок по Русскому Северу, Балканская война и «трилогия казней».

В последние дни – так называемая коллекция «bric-a-brac» Василия Васильевича, предметами которой он декорировал свои выставки. Всего на торги было выставлено 860 лотов, из них 111 работ самого художника не смотря на то, что в каталоге числится 110. Торги закончились 21 ноября 1891 года. Аукцион принес меньше, чем ожидалось, около 75 тыс. долл. «Коллекция Верещагина», как называли ее в газетах, перестала существовать.

Полный отчет о продаже художественной части коллекции Верещагина, опубликованный 1 декабря 1891 года в журнале The Collector стал для нас отправной точкой розыска коллекции. Перечень картин по лотам, с указанием цены продажи и зачастую с фамилией покупателя в периодической печати, которой, к сожалению, не всегда можно доверять, с одной стороны, с другой стороны – достоверный, но только частично сохранившийся отчет о торгах из архива Томаса Э. Кирби. В процессе работы стало понятно, что невозможно идентифицировать большинство фамилий, покупатели некоторых произведений вообще не указаны ни в статье, ни в отчете аукционного дома, а часть произведений за прошедшие сто с лишним лет всплывала на аукционах и осела в частных собраниях.

Некоторые картины с течением времени оказались в музейных собраниях, так например, грандиозное полотно «Въезд принца Уэльского в Джайпур в 1876 году», проданное за 4 125,00 долл. Эдварду Маллею, в наше время находиться в Мемориальном комплексе королевы Виктории в Калькуте, а знаменитая «Стена Соломона», ушедшая в руки г-на Чепмена за 2 500,00 долл. в дальнейшем оказалась в коллекции Фиби Апперсон Херст, попав оттуда в Художественный музей Беркли, который продал ее в 2007 году уже за 3 624 000 долл. Два «беспощадных» зимних пейзажа из Балканской серии «Дорога военнопленных» и «Отдых военнопленных» ушли с молотка за 550,00 и 750,00 долл. соответственно, сейчас они представлены в постоянной экспозиции Бруклинского музея искусств. Казалось, обнаруженные нами скупые материалы, разбросанные по американским архивным собраниям, не могут сообщить ничего нового о судьбе коллекции, но в какой-то момент точечные, на первый взгляд не значительные находки начали связывать между собой отдельные факты, складываясь в историю.

Ассоциации американского искусства, около 1853 — 1929, 1885 — 1922. Архив американского искусства, Смитсоновский институт, Вашингтон, США

В материалах Томаса Кирби удалось обнаружить упоминание о произведениях Верещагина, которые, по всей видимости, после аукциона попали в собрание одного из партнеров American Art Association Джеймса Саттона: «Г-н Саттон… приобрел несколько картин для своей коллекции – одна из них «Пророчество», которая была продана на торгах после его кончины…». Почти нечитаемый почерк позволил разобрать только название второго произведения – «Забытый солдат» – авторское повторение ранее уничтоженного самим художником произведения. Коллекция Саттона – след, который необходимо было проверить. Джеймс Саттон скончался в 1917 году, а уже в 1918 его вдова выставила коллекцию на продажу через American Art Association. Из газет нам извесно, что в коллекции г-на Саттона было двадцать четыре полотна Эдуарда Моне и две работы Василия Васильевича Верещагина. В 1923 году Томас Э. Кирби, отходит от дел, подает в отставку и продает первый в истории США аукционный дом.

Дорога военнопленных. Около 1878 – 1879. Бруклинский музей искусств, США

После продажи American Art Association сменил несколько владельцев, а архив этой организации, в последствии, был разделен между двумя институциями и сегодня физически находится в двух разных городах: материалы до середины 1918 года хранятся в Смитсоновском институте в Вашингтоне, а материалы после 1918 – в Библиотеке Фрика в Нью-Йорке, что составило трудность дальнейших поисков. Нам удалось исследовать оба собрания в поисках этих «гроссбухов», хотя, конечно, было понятно, что материалы, если и сохранились, то очевидно только в одном из собраний. Документы обнаружились в архиве Смитсоновского института. Опираясь на материалы Томаса Э. Кирби, мы предполагали, что в коллекции г-на Саттона были произведения «Пророчество» и «Забытый солдат», однако мы ошиблись, и, если «Пророчество» обнаружилось в отчете торгов, то «Забытый» в нем не числился. Вторым произведением в коллекции Джеймса Саттона оказалось произведение из Индийской серии под названием «Окно в Селим-Шести. Монумент».

Отдых военнопленных. Около 1878 – 1879. Бруклинский музей искусств, США

В.В. Верещагин. Пророчество. Фотография. Архив фотокиноматериалов, Третьяковская галерея

«Пророчество» купил некий Хенри Фелп Кере. Установив имя владельца, мы надеялись установить и дальнейшую судьбу картины, однако идентифицировать г-на Хенри Фелп Кере пока, к сожалению, не удалось, но история полотна получила своеобразное продолжение. Будучи одним из партнеров American Art Association Джеймс Саттон также долгое время являлся президентом, расположенного в 50 километрах от Нью-Йорка мемориального комплекса Кенсико. Выделенная в 1889 году территория Кенсико сегодня занимает около 2 километров, там похоронены величайшие деятели своего времени, в том числе прославленный русский композитор Сергей Рахманинов. Архитектура мавзолеев являет собой стилевое разнообразие, в ней отражается влияние египетской и греческой культур; прослеживается влияние готики и романской архитектуры, классицизма и, еще совсем тогда молодого, модерна. Практически каждая постройка декорирована витражом на различные, в основном религиозные сюжеты: Распятие, Моление о чаше; множество изображений пейзажей и марин.

Любимая картина Джеймса Саттона «Пророчество» воплотилась в витраже фамильного мавзолея семьи. Эта цветная реплика картины, знакомой современным исследователям по черно-белым фотографическим отпечаткам и репродукциям, позволяет представить нам ее колористическое решение, это единственный известный на сегодняшний день подобный памятник. Не известны фамилии мастеров, силами которых было создано это многообразие витражей, однако коллектив комплекса Кенсико, фактически выполняющий функции местного исторического общества, сообщил, что некоторые витражи созданы великим мастером эпохи модерна, американским художником и дизайнером Луисом К. Тиффани.

V.V. Vereshchagin. Prophecy. Kensico Cemetery, NY

V.V. Vereshchagin. The window of Selim-Shisti. Monument. The Frick Collection, Frick Art Reference Library, NY

 

«Окно в Селим-Шести. Монумент», второе произведение из коллекции Саттона за 2 100,00 долл. США в 1918 году приобрел Генри Джон Хайнц. Личность этого легендарного капиталиста немецкого происхождения, хорошо известного в США, знакома и нам.

Организованная в 1888 году компания, носящая имя своего основателя и сегодня широко представлена на рынке продовольственных товаров по всему миру. Генри Джон Хайнц был коллекционером произведений искусства, и, со слов архивиста семьи, известно, что г-н Хайнц также приобретал много произведений для своей компании. На сегодняшний день удалось установить, что в собрании семьи картины нет. Тем не менее, работа по розыску этого полотна не может считаться завершенной до тех пор, пока не будут проверены все аффилированные организации, среди которых музей компании Хайнц в Питсбурге, Исторический центр Хайнц, музей корпорации Хайнц и другие. Поиски привели нас в Нью-Йорк. В Библиотеке Фрика нам удалось обнаружить фотографию этого произведения с указанием на коллекцию Г.Д. Хайнца и, хотя, это не уникальное изображение полотна, эта находка поможет вести дальнейшую работу более предметно, т.к. многие произведения художника имели схожие названия, датировки, размеры. Нередки случаи, когда с течением времени названия картин менялись, а авторство утрачивалось.

Однако и Нью-Йорк нас удивил. Нам удалось обнаружить уникальное, ранее не известное фотоизображение другой картины Верещагина – «Перевал на Шипке». Картина из серии работ о Балканской войне, той же, что и произведения из собрания Бруклинского музея искусств. Пометка на фотографии, датированной 1902 годом, гласит: «коллекция Ф.А. Херст» – казалось бы, долгая и законченная история «Стены Соломона» неожиданно стала лишь одной третью истории, которую условно можно озаглавить «”Верещагин” в коллекции Фиби Херст».

V.V. Vereshchagin. Snow Pass at Shipka. The Frick Collection, Frick Art Reference Library, NY

Эта находка создает новую интригу. Помимо «Стены Соломона» и картины «Перевал на Шипке», к слову сказать, позднее обнаруженной в частном собрании в США, в коллекции Фиби Херст была еще одна картина Верещагина, которая, попав в собрание одного из музеев Нового Света, в дальнейшем как-то таинственно исчезла от взоров зрителей. Автор надеется осветить эту тему в рамках научной конференции.

Наше путешествие, как и путешествие Верещагина, окончилось в Нью-Йорке, а началось оно в поисках масштабного полотна «Взятие Рузвельтом Сен-Жуанских высот» в Калифорнии…
Вспоминается небольшая приписка в каталоге выставки работ В.В. Верещагина в Нью-Йорке в 1888 году: «В силу большого размера некоторых картин, художник предлагает рассматривать их с расстояния настолько дальнего, насколько это возможно». И, хотя, конечно, многое еще предстоит обнаружить, изучить и прояснить, тем не менее, нам удалось «рассмотреть» некоторые произведения Василия Васильевича с расстояния в сто с лишним лет, невольно следуя просьбе художника.

Продолжение следует…..

 


Смотрите также
25 сентября 2019
Вторая часть эссе Елены Рыскуновой об исследовательской поездке в Америку, состоявшейся в рамках стипендиальной программы фонда U-Art: Ты и искусство.
Ученые Государственная Третьяковская галерея обратились в архивы США в поисках американского наследия В. Верещагина, который оставил за океаном более 100 картин.
31 августа 2019
10 ноября в Большом зале Московского концертного зала «Зярядье» откроется XI Международный фестиваль виолончельной музыки Vivacello. Он проводится с 2008 года, и является единственным фестивалем в России, посвященным виолончельной музыке. XI VIVACELLO пройдет в рамках Года музыки Великобритании и России, на нем соберутся яркие британские виолончелисты разных поколений. Билеты уже в продаже
18 июня 2019
Выставка Школы Родченко «Учебная тревога» открылась в «Цехе белого» в Центре современного искусства «Винзавод» в рамках проекта Winzavod.Open 14 июня при содействии фонда «U-art: Ты и искусство».
Выставка представляет работы целой плеяды художников, выпускников школы, востребованных как на российской, так и международной арт-сцене.
13 июня 2019
В третий раз состоялось вручение грантов фонда «U-art: Ты и искусство» в рамках учрежденной фондом программы поддержки науки в Государственной Третьяковской Галерее. Пути романтизма в России и Германии, а также коллекция итальянской фотографии XIX — начала XX веков – это темы исследований, получивших грант в этом году.
4 июня 2019
В этом году фестиваль был посвящен выставке Эдварда Мунка и русско-скандинавским связям конца XIX – начала XX века в изобразительном искусстве, музыке и литературе. В фестивале VIVARTE-2019 приняли участие 42 музыканта из разных стран мира, в том числе и известные норвежские, датские музыканты, которые редко выступают на российской академической сцене.

Вернуться в раздел
Разработка сайта: Михаил Коротаев Работает на CMS DJEM. Дизайн — Студия Fractalla