7 июня 2018

Зубной врач для президента

Один из самых устойчивых мифов в истории медицины — это деревянные зубы первого президента США Джорджа Вашингтона. Уже никто не помнит, откуда пошел этот слух, однако многие до сих пор уверены, что бедняга Вашингтон пережевывал пищу вставленными в рот деревяшками. Доля истины в этом есть: у президента действительно практически не было родных зубов. Однако протезы для него изготавливались по последнему слову техники того времени, а его персональный стоматолог Джон Гринвуд вошел в историю как изобретатель первой в мире бормашины.

ФЛЕЙТА И ЗУБНОЙ БОР

Набор стоматологических инструментов Джона Гринвуда

Джон Гринвуд родился 17 мая 1760 года в Бостоне. Его дед, Исаак Гринвуд — старший, был одним из первых профессоров математики в Гарвардском университете, а отец, Исаак Гринвуд — младший, вошел в историю как первый стоматолог — уроженец американских колоний.

Детство Джонни провел в родном городе. Как и все мальчишки, даже из приличных семей, большую часть времени он проводил на улице. Еще будучи совсем ребенком, он умудрился прибиться к компании мальчишек постарше. Его лучшим другом стал Сэм Мэверик, ученик столяра. Сэм был на 7 лет старше, однако хорошее образование Гринвуда делало разницу в возрасте почти незаметной.

Времена стояли неспокойные: между теми, кто уже считал себя коренными американцами, и английскими солдатами то и дело вспыхивали стычки. Американцев раздражала не только английская спесь, но и то, что солдаты в красных мундирах, стремясь хоть как-то подработать в дополнение к казенному кошту, фактически демпинговали расценки на самые простые работы — грузчиков, докеров и тому подобные. В итоге местные жители все чаще оставались без заработка.

У Гринвуда отношение к англичанам было двойственное. С одной стороны, он, без сомнения, был патриотом Америки. С другой — его, как и всякого мальчишку, завораживали красивые мундиры, ровные шеренги солдат и особенно пронзительные, четкие звуки полковых флейт, которыми подавались строевые сигналы в английской армии. Завораживали настолько, что мальчишка потребовал у родителей флейту и сам научился играть несколько мелодий.

Когда Джону было почти 10, в городе произошла печально знаменитая Бостонская бойня, во время которой английские солдаты открыли огонь по безоружной толпе. Среди погибших оказался и Сэм Мэверик, которому на тот момент едва минуло 17. Все восхищение англичанами у Гринвуда тут же закончилось.

К тому моменту, как Джону исполнилось 14, обстановка в Бостоне стала такой тревожной, что родители от греха подальше отправили шебутного парня к дяде в Фалмут (штат Мэн). Однако, едва этого захолустья достигли новости о первых выстрелах войны за независимость, Гринвуд сбежал на фронт. 150 миль, разделявших Фалмут и Бостон, он прошел пешком, отрабатывая еду и ночевку в тавернах игрой на флейте. На вопрос, куда он идет, парень важно отвечал: «Я отправляюсь сражаться за свою страну».

Дойдя до расположения американской армии, Гринвуд поступил под начало капитана Теодора Блисса в качестве полкового флейтиста с окладом 8 долларов в месяц. Такие мальчишки с флейтами, слишком молодые, чтобы сражаться, своими сигналами помогали пехотным батальонам держать строй и маневрировать. Несмотря на то что должность считалась нестроевой, флейтисты зачастую оказывались в самой гуще боя.

Однако разгром под Банкер-Хилл едва не поставил крест на его военной карьере. Увидев сотни раненых, впечатлительный парень чуть было не дал деру, однако после того, как на его глазах несколько раненых солдат вернулись в строй, едва им перевязали раны, мысли о побеге были оставлены.

До 1778 года флейта Джона Гринвуда подавала команды американским солдатам. За это время парень подрос достаточно для того, чтобы взять в руки оружие. Следующие 15 лет он принимал участие почти во всех основных битвах войны за независимость. После подписания Парижского мира Джон вернулся домой к отцу и начал учиться семейному делу. Выучившись на стоматолога, он перебрался в Нью-Йорк и в 1786 году открыл свою практику.

Очень скоро Гринвуд стал одним из самых успешных американских стоматологов. Настолько успешным, что в один прекрасный день в его кресле оказался главный пациент Америки — президент Джордж Вашингтон.

СЛЕЗЫ И БОЛЬ ДЖОРДЖА ВАШИНГТОНА

Казалось бы, этот человек родился в рубашке. Сын и наследник крупного землевладельца, герой войны за независимость, один из основателей нового государства и первый его президент. Однако со всех портретов Вашингтона, в том числе и самого знаменитого — того, что на долларе, на нас смотрит очень грустный человек.

Cо всех портретов на нас смотрит очень грустный человек. У президента было все, кромезубов

Причина этой грусти всем известна. У первого президента США было все. Но не было зубов. Первый коренной молодому Вашингтону вырвали, когда ему было едва за 20. С этого момента началась его бесконечная мучительная эпопея с кариесами, пульпитами и болезнями десен. Коллега Вашингтона, первый вице-президент и второй президент США Джон Адамс отмечал в автобиографии, что Джордж винил в своих проблемах юношескую привычку грызть зубами бразильские орехи. Однако современные исследователи сходятся во мнении, что даже такая неполезная привычка не способна оставить человека совсем без зубов. Скорее всего, плохие зубы Джордж получил по наследству, а регулярное употребление ртути, при помощи которой юного Вашингтона лечили от оспы и малярии, усугубило дело.

Разумеется, вопреки всем мифам, ни один из зубных протезов Джорджа Вашингтона не был вырезан из дерева. Деревянные искусственные зубы под действием слюны быстро превратились бы в кашицу. Скорее всего, миф о деревянных зубах первого американского президента родился из-за того, что зубы из кости со временем темнели и покрывались трещинами — внешне это было похоже на текстуру дерева.

Однако и с костяными зубами их владелец мучился необычайно. Даже самые дорогие приспособления этого рода в конце XVIII столетия были далеки от совершенства. Да что там далеки — по своему внешнему виду и степени комфорта они больше напоминали пыточные инструменты. Представьте себе выточенные на глазок костяные, а то и металлические пластины со вставленными в них зубами солдат, погибших в бою, или же негров-рабов, а то и вовсе с искусственными, вырезанными из клыков гиппопотама или лошадиными зубами.

Вся эта адская конструкция, крепившаяся во рту с помощью сложной системы золотых штырей, проволок и пружин, при малейшем нажатии вызывала боль, в кровь стирала десны, провоцировала отеки и воспаления, а в придачу могла попросту выскочить во время разговора, что, по воспоминаниям очевидцев, не единожды случалось с президентом прямо во время официальных приемов. Иногда из-за зубной боли Вашингтон по несколько дней не вставал с постели, мог есть только протертую пищу и испытывал невообразимые сложности при произнесении публичных речей. Стоит ли удивляться тому кислому выражению, с которым он позировал художникам!

Чтобы хоть немного унять боль, Джордж Вашингтон практически постоянно использовал настойку опиума или курил марихуану, которая выращивалась и производилась прямо у него на плантации — в ту пору в этом не было ничего противозаконного.

Зубные протезы Вашингтона из кости со временем темнели и покрывались трещинами — внешне это было похоже на текстуру дерева

СТОМАТОЛОГ И ПРЕЗИДЕНТ

За свою жизнь Вашингтон сменил нескольких стоматологов, пока в 1789 году не попал к Джону Гринвуду. Впервые заглянув в сиятельный рот, врач обомлел. На тот момент у президента оставался только один свой зуб — премоляр на левой стороне нижней челюсти, а десны были опухшими и кое-где стертыми в кровь.

Врач тут же принялся за дело и вскоре изготовил для Вашингтона первый протез, собранный из человеческих зубов, закрепленных на основании из слоновой кости. На протезе есть надпись: «Это зубы великого Вашингтона». Датировано 1789 годом и подписано Джоном Гринвудом. Сегодня этот протез можно увидеть в музее Нью-Йоркской медицинской академии.

Правда, и эта челюсть не стала панацеей. Из переписки Вашингтона и его стоматолога, продолжавшейся с 1790 по 1799 год, становится ясно: несмотря на то, что Гринвуду удалось сделать жизнь президента чуть более комфортной, полностью избавить его от мучительных болей так и не удалось. Президент и его врач регулярно обменивались посылками с протезами и искусственными зубами, а зачастую Гринвуду прилетали гневные письма, в которых Вашингтон жаловался на то, что новый протез ненамного удобнее предыдущих.

За 10 лет Гринвуд изготовил Вашингтону еще несколько комплектов вставных зубов. По воспоминаниям президента, они состояли из «нижней вставной челюсти с восемью человеческими зубами, вставленными в кость бегемота», и «тонкой золотой пластины, держащей зубы из слоновой кости вверху… и зубы, вырезанные из слоновой кости, внизу».

Эти протезы хранятся в различных американских музеях и по нынешним стандартам выглядят ужасно. Сложно представить, что Гринвуд делал их с учетом всех новейших технологий своего времени. При этом у всех протезов, кроме последнего, в нижней челюсти была предусмотрена специальная дыра для последнего оставшегося зуба, который Вашингтон очень берег. Зуб был поражен кариесом, и врачу приходилось периодически чистить и пломбировать его, что тоже не добавляло жизнерадостности президенту.

Надо сказать, что в ту пору лечение зубов было пыткой не только для пациента, но и для врача. Попробуйте-ка почистить кариозное дупло вручную, особенно на верхней «семерке» или «восьмерке»! Да еще и без подсветки, ведь электричества тогда еще не было, — не со свечкой же пациенту в рот заглядывать! С самого начала своей зубоврачебной карьеры Джон постоянно думал о том, как хоть немного упростить процесс. Озарение пришло неожиданно, когда он коротал вечер в гостях у матушки. Глядя на то, как она прядет, крутя прялку с помощью ножной педали, Гринвуд подумал: «А чем, собственно, зубной бор отличается от веретена?» 6 марта 1790 года прялка миссис Гринвуд была реквизирована ее сыном и приспособлена под нужды стоматологии. Эта дата сегодня отмечается как Международный день стоматолога.

Однако в 1796 году последний президентский зуб все же воспалился и его пришлось удалить. Вашингтон подарил его Гринвуду, который позже вставил подарок великого пациента в стеклянный медальон и носил на часовой цепочке как реликвию.

Протез, изготовленный Гринвудом для президента

 

 

 


Смотрите также
13 июня 2018
Наука дентальной имплантологии развивается уже более сорока лет. Благодаря непрерывному изучению имплантатов, их поверхности и конструктивных особенностей постепенно появляются «золотые стандарты» этого направления. Проверенные временем стандарты в сочетании с высокими технологиями встают на службу современной медицине.
5 июня 2018
Эта история началась в городе Болонья, в месте, где все дышит наукой и искусством, где находится знаменитый Болонский университет, видевший в своих стенах Коперника, Петрарку и Микеланджело. Почти век тому назад, в 1935 году, итальянский инженер Альдо Кастеллини основал здесь небольшую компанию по производству зубоврачебной техники и назвал ее своим именем.
25 мая 2018
Высокая скорость, непрерывный процесс сканирования, интеллектуальная система сопоставления изображения и высокая четкость изображения — таковы краткие характеристики революционного интраорального сканера CS 3600, который выводят на российский рынок Carestream Dental и UNIDENT.
19 мая 2018
Новая линейка автоклавов класса В, представленная в компании UNIDENT, предназначена для тех, кто не признает компромиссов в вопросах безопасности. Оборудование под всемирно известными брендами Anthos и Castellini обеспечивает полную стерильность инструментов и материалов и выводит клинику на принципиально новый уровень удобства, надежности и производительности.
10 мая 2018
Забудьте о стерильно-белых интерьерах, где каждая деталь немилосердно напоминает, что вы пришли сюда лечить зубы. Стоматологическая клиника XXI века — это комфортное и уютное пространство, в котором приятно выпить чашечку кофе и куда хочется вернуться снова. Такой формат не просто радует глаз, но и влечет за собой поток посетителей.

Вернуться в раздел
Разработка сайта: Михаил Коротаев Работает на CMS DJEM. Дизайн — Студия Fractalla