22 августа 2018

Дантисты их величеств: Кто и как лечил зубы русским самодержцам

Жизнь былых властителей России всегда привлекает к себе внимание. Но если о свершениях, победах и даже личной жизни русских монархов известно достаточно много, то их быт зачастую оказывается скрыт за завесой времени. Вот, к примеру, что делали князья и цари, когда у них болели зубы? Кто их лечил?

РУСЬ ИЗНАЧАЛЬНАЯ

В конце X века, после принятия христианства, из Византии в Киев хлынул поток специалистов самых разных профессий, в том числе и лекари. На Руси целительские практики эллинистической цивилизации тесно сплелись с многовековым опытом народной медицины и познаниями языческих жрецов-травников, а затем впитали в себя опыт лекарей северных стран, дошедший до нас вместе с путешественниками «из варяг в греки».

Целители, специализирующиеся на зубной боли, в Киевской Руси именовались пугающе — «зубоволоки». Их основной методикой было удаление (то есть «зубоволочение») сгнившего зуба. Однако были и консервативные методы. Так, лекарь Агапит, живший в Киеве в XII веке и пользовавший князя Владимира Мономаха, успокаивал зубную боль с помощью полосканий из отвара белены черной, а также молитвы.

Целительство, в том числе и зубоврачевание, считалось занятием, достойным даже порфироносных особ. Так, внучка Владимира Мономаха Евпраксия-3оя, жена византийского императора Алексея I Комнина, хорошо разбиралась в лечебных травах и даже составила трактат «Мази». Целая глава в нем посвящена зубоврачеванию. Среди рекомендаций, например, такие: «При качающихся зубах и причиняющих боль: квасцы колотые и корни мыльнянки растереть и держать во рту, пока боль не уймется».

 

«РЮРИКОВИЧИ МЫ!»

Когда великий князь Иван III Васильевич закончил собирать русские земли, придворная медицина Московского царства вышла на качественно новый уровень. Это касалось и стоматологии, которая в ту пору еще не была отдельной отраслью медицины и входила в обязанности придворного медика.

К преобразованиям в этой области великого князя подтолкнула его вторая жена — византийская принцесса Софья Палеолог. В 1483 году ко двору Ивана III прибыл иноземный лекарь Антон Немчин, которого князь «держал в большой чести». В 1490 году придворный штат пополнился мастером Леоном из Венеции, специализирующимся на хирургических операциях, в том числе удалении зубов.

В те времена ни о каком консервативном лечении и речи не шло. Кариес старательно выращивали, пока не заболит, а потом удаляли зуб. Под­тверждением тому могут служить данные, полученные при изучении останков Софьи Палеолог в 1993 году: к 60 годам великая княгиня утратила 6 зубов, сохранив все остальные практически в целости.

Иван Грозный предпочитал английских эскулапов. На позиции его придворных медиков последовательно сменились Ральф Стэндиш, Ричард Рейнольдс, Арнульф Линсдей и Елисей Бомелий. В обязанности царского врача входило не только лечение царя, но и медицинское освидетельствование царских невест, в том числе проверка зубов, ибо беззубых кандидаток безжалостно выбраковывали.

Несмотря на любовь к иностранным эскулапам, Грозный не брезговал и услугами знахарей, которых по его приказу частенько приглашали в Кремль. В ходу были и психосоматические методики: известно, что царь нередко захаживал в церковь Святого Антипия, который прославился тем, что вылечивал людей в «неутешной зубной боли».

Все эти методы, как ни странно, приносили свои плоды: когда в середине ХХ века знаменитый антрополог Герасимов исследовал останки Ивана Грозного, стало очевидно, что большинство зубов царю удалось сохранить, причем в удовлетворительном состоянии.

 

«В НАЧАЛЕ СЛАВНЫХ ДЕЛ»

Начиная с XVII века в штат Аптекарского приказа — ведомства, оказывавшего медицинскую помощь царской семье, официально включили зубных врачей. К этому времени стоматология перестала быть исключительно хирургической. Царские лекари уже умели ставить пломбы и укреплять шатающиеся зубы проволочными «шинами».

Царский врач занимался не только лечением государя, но и медицинским освидетельствованием его невест

Для этого Аптекарский приказ закупал в разных странах профес­сио­нальные зубоврачебные инструменты: «пилы, что зубы трут», щипцы-«пеликаны» и «ключи» для удаления зубов. Кроме того, среди лекарей Аптекарского приказа имелись травники, которые для борьбы с зубной болью использовали различные растительные настои.

Огромный шаг в развитии зубоврачевания Россия сделала благодаря Петру I. Во время Великого посольства самодержец, стремившийся все попробовать своими руками, решил освоить некоторые медицинские манипуляции. С терапией у него не сложилось, а вот хирургия у рукастого царя пошла на ура. Особенно понравилось ему рвать зубы. Вернувшись в Россию, царь не оставил своих привычек. С этого момента удаление зубов царскими ручками стало и наградой, и наказанием. Только в первом случае царь драл больные зубы, а во втором, желая проучить кого-то из зарвавшихся царедворцев, лишал их здоровых зубов.

73 вырванных императором зуба сегодня хранятся в Кунсткамере, причем их состояние говорит о том, что царственный дантист хорошо владел техникой удаления и знал анатомию зубов.

 

ВЕК ЗОЛОТОЙ ЕКАТЕРИНЫ

Одним из первых зубных врачей Екатерины и ее семейства стал некий Скардови, который был принят на службу в 1783 году. Позже ему на смену пришел доктор Когниарт, который прослужил до самой смерти Екатерины, затем перешел по наследству к ее сыну Павлу и еще 5 лет прослужил императорской фамилии при Александре I.

В мемуарах Екатерины II имеется несколько жутких «стоматологических» воспоминаний. Так, когда принцесса Фике еще была женой наследника трона, великого князя Петра Федоровича, у нее разболелся зуб. «Только что вышедши из саней, я поспешила в отведенные нам комнаты и послала за Боегравом, первым медиком Его Высочества… Я просила его вырвать мне этот зуб, который не давал мне покою уже четыре или пять месяцев. Он не соглашался, но я решительно настаивала. Наконец, он велел позвать моего лейб-хирурга Гиона. Меня посадили на пол; Боеграв держал с одной стороны, Чеглокова — с другой, и Гион выдернул мне зуб, но в ту минуту, как он дергал, изо рта у меня хлынула кровь, из носу потекла вода и из глаз — слезы… Вместе с зубом Гион оторвал часть десны, приросшей к зубу… На щеке у меня долго оставались отпечатанные все пять пальцев господина Гиона в виде синих и желтых пятен».

В мемуарах есть еще несколько подобных эпизодов, из которых можно вычислить, что всего за 2–3 года молодая Екатерина, которой было едва за двадцать, лишилась пяти зубов.

Возможно, именно поэтому, взойдя на престол, Екатерина Великая ввела должность внештатного придворного зубного врача. Любопытно, что разрешение на удаление зубов у царевичей давала лично императрица.

Всего за 2–3 года молодая Екатерина, которой было едва за двадцать лет, лишилась пяти зубов

Воспитатель будущего императора Александра I вспоминал, что «Александр Павлович, по долгом терпении зубной боли, решился выдернуть зуб, что, с позволения Ея Императорского Величества и родителей, тогда же и совершилось благополучно зубным врачом».

 

ПРОСВЕЩЕННЫЙ XIX ВЕК

При Александре I в Зимнем дворце была впервые введена штатная должность зубного врача. Ее занял Карл Август Сосерот. Судьба этого француза была достаточно трагична. Поначалу он был в большом почете у молодого императора и пользовался его безграничным доверием. Однако после начала войны с Наполеоном эмоциональный самодержец возненавидел все французское, и, хотя Сосерот принял российское подданство, доступ к императору был ему закрыт. Несмотря на то что формально он оставался на своей должности еще 8 лет и получал зарплату, императорские зубы отныне лечил Иван Петрович Деспин — тоже француз, но давно обрусевший.

Деспин мастерски умел делать искусственные зубы — одни из лучших в свою эпоху. Судя по тому, что вскоре после смерти Александра I он передал Императорской медико-­хирургической академии коллекцию из 273 искусственных зубов, выточенных из различных минеральных составов, императору услуги протезиста требовались регулярно.

Об этом говорит и тот факт, что в 1823 году император взял на должность сверхштатного зубного врача Джузеппанжело Фонци, который разработал методику крепления искусственных зубов из фарфора при помощи платиновых стержней. Фонци приехал в Петербург специально для того, чтобы сделать зубной протез для Александра I. И неожиданно для себя получил высочайшее назначение.

После смерти Александра I Деспин подал в отставку, а придворным врачом Николая I стал… Николай Августович Сосерот. Это был единственный случай в истории императорского двора, когда двух русских императоров последовательно лечили отец (Карл Август Сосерот) и сын (Николай Сосерот).

Судя по сохранившимся «стоматологическим» счетам, Николай I регулярно чистил зубы и проходил осмотры у дантиста. Благодаря этому зубы у императора не болели вплоть до 1849 года, когда ему было уже 53.

ДАНТИСТ ПОСЛЕДНЕГО ИМПЕРАТОРА

Последним врачом, носившим высокое звание зубного врача русского императора, был Сергей Сергеевич Кострицкий. Императорская семья впервые воспользовалась его услугами на отдыхе и после этого без раздумий предпочла скромного провинциального доктора всем петербургским светилам.

Возможно, все дело в том, что доктор Кострицкий несколько раз удачно вылечил зубы цесаревичу Алексею. Как известно, наследник был болен гемофилией, и лечение зубов становилось настоящей проблемой. Незадолго до первого обращения к дантисту мальчик чуть не умер из-за лопнувшего сосуда в носу. Поэтому императрица Александра Федоровна так ценила доктора Кострицкого, сумевшего бескровно вылечить зубы больному ребенку.

После отречения Николая II Сергей Сергеевич Кострицкий сохранил верность царю. В октябре 1917 года он по разрешению Временного правительства приезжал в Тобольск, куда была выслана царская семья. Он вылечил зубы царю и царице, а главное — передал им весточку от вдовствующей императрицы Марии Федоровны, в тот момент находившейся в Крыму. И забрал с собой последнее письмо императора к матери.

Император Николай II в окружении дочерей и жены, императрицы Александры Федоровны, в Ливадии, где состоялось первое знакомство С. С. Кострицкого с царственными пациентами


Смотрите также
23 августа 2018
В реконструктивной стоматологии, независимо от используемых материалов и технологий, предсказуемость и воспроизводимость являются двумя основными факторами, которые определяют успех дела.
30 июля 2018
Компания 3М представила на российском рынке новый адгезивный композитный цемент двойного отверждения RelyX Ultimate, который подходит для постоянной фиксации всех видов керамики, может использоваться для широкого спектра непрямых реставраций и сокращает время на процедуру фиксации благодаря всего двум компонентам адгезивного протокола.
26 июля 2018
Стоматологический прием невозможно представить без применения местной анестезии, которая с каждым годом становится все более совершенной. Три кита современного обезболивания — безопасность, эффективность и предсказуемость.
23 июля 2018
Зубная паста с реминерализующим эффектом может восполнить недостаток минералов и стать удачным дополнительным средством при лечении деминерализации. Представляем новую зубную пасту R.O.C.S. биокомплекс.
18 июля 2018
Путь становления бренда Biolase непрост. Здесь уже более двадцати лет создают и разрабатывают технологии — возможно, самые сложные в области лазерной медицины. Свою профессиональную историю, непосредственно связанную с историей компании вот уже 18 лет, рассказывает главный инженер и вице-президент Biolase Дмитрий Бутусов.

Вернуться в раздел
Разработка сайта: Михаил Коротаев Работает на CMS DJEM. Дизайн — Студия Fractalla