6 октября 2020

Врачом я хотела быть с детства

Знакомьтесь — Лариса Петровна Кисельникова, д.м.н., профессор, заведующий кафедрой детской стоматологии МГМСУ им. А.И. Евдокимова, Президент Российской секции детской стоматологии в Международной ассоциации детских стоматологов. Человек, без которого невозможно представить российскую детскую стоматологию.

Российское стоматологическое образование готовит именно врача, тогда как за рубежом стоматологи — это дантисты

Всего лишь за час беседы профессор успела решить несколько учебных вопросов, дать пару советов молодым докторам и договориться о лечении сложного пациента, которого консультировала.

— Лариса Петровна, Вы помните момент, когда решили стать врачом-стоматологом?

— Врачом я хотела быть с детства, и родители меня в этом поддерживали. Уважение к докторам в нашей семье было огромное. Поступить в медицинский университет планировала лет с пяти. Помню, как своих кукол все время лечила. Но не думала, что буду именно стоматологом — зубных врачей очень боялась. В то время местные анестетики практически не использовали, а у меня часто болели зубы, так что ассоциации с этой профессией были самые неприятные.

Но судьба распорядилась иначе: в медицинском университете был большой конкурс, и я не добрала полбалла для поступления на «лечфак»; мне предложили пойти на «стомат». Сказали: будешь хорошо учиться — переведем на лечебный. Помню, первой реакцией был шок: те самые «ужасные зубные врачи»! Но решила попробовать. А когда сдала сессию на пятерки и получила шанс уйти со стоматологического, то уже сама не захотела. Втянулась, да и преподаватели были прекрасные.

— Если сравнивать: как раньше и как сейчас преподают стоматологию?

— Когда мы учились, первые 2 года фундаментальные дисциплины были в том же объеме, что и у «лечебников». Сейчас немного отличаются, но общий принцип сохранился. И это огромное преимущество российского стоматологического образования: оно готовит именно врача. За рубежом стоматологи — это дантисты, в их программах меньше фундаментальных дисциплин: анатомии, физиологии, гистологии. Так что крепкая общемедицинская база у нас осталась.

Было тяжело, но именно тогда, в первый год после института, я как никогда раньше почувствовала, что нашла себя в профессии. С тех пор моя деятельность неразрывно связана с детской стоматологией.

Из нового — современные подходы к практическому обучению. Симуляционные программы, фантомные классы. Это правильно, потому что, прежде чем идти к пациенту, надо отработать навыки на моделях. У нас ничего подобно не было: тренировались друг на друге! Это было больно, но в то же время полезно: когда все манипуляции пробуешь на себе, то понимаешь, как это может быть неприятно — некий воспитательный момент.

— Как Вы пришли в детскую стоматологию?

— На пятом курсе я занималась ортопедией и ортодонтией — хотела связать свою дальнейшую деятельность с этими специальностями. По распределению попала в Свердловск (ныне Екатеринбург), а там мне сказали: пойдешь в детскую стоматологическую поликлинику. Я не хотела, даже плакала, но утешением было то, что распределение действовало только на время интернатуры. Дальше я была вольна заниматься ортодонтией, как и планировала.

Так я попала в детскую городскую стоматологическую поликлинику, которая оказалось замечательным местом, прекрасной школой. Свою интернатуру я вспоминаю с огромной теплотой и благодарностью к наставникам. У нас была замечательная главврач — Нина Михайловна Смородинникова. К концу первого года я окончательно определилась: только детская стоматология.

С любимыми пациентами и коллегами на кафедре

ДЕТСКАЯ СТОМАТОЛОГИЯ — САМАЯ «ОБЩЕМЕДИЦИНСКАЯ» ИЗ ВСЕХ СТОМАТОЛОГИЧЕСКИХ СПЕЦИАЛЬНОСТЕЙ, ОНА ОЧЕНЬ БЛИЗКА К ПЕДИАТРИИ

— В чем особенность этой специальности? Каким должен быть детский стоматолог?

— Детская стоматология — самая «общемедицинская» из всех стоматологических специальностей. Она очень близка к педиатрии. Сейчас благодаря усилиям нашего детского стоматологического сообщества и работе нашей кафедры, отношение к детской стоматологии поменялось. Конкурс к нам среди ординаторов очень высокий.

В детской стоматологии студенты начинают практику позже других. Требуются более высокие навыки: и мануальные, и коммуникативные. Тем более, что мы общаемся не только с детьми, но и с родителями.

Во время отбора мы обращаем внимание не только на успешную учебу, но и на личностные качества человека. Здесь нужны люди с развитой эмпатией — это терпение, сопереживание, способность к состраданию. Нужно любить детей! Если у тебя этого нет, в детской стоматологии ты просто не сможешь работать. Есть и еще один интересный момент: посмотрите на наших ординаторов: они часто улыбаются, доброжелательные и красивые. Кстати, мое глубокое убеждение — внутренняя красота проявляется и внешне.

— Вы упомянули некоторых Ваших наставников. Насколько важно врачу иметь сильных учителей?

— Очень важно! Мне с этим повезло. Я благодарна за поддержку своему первому главврачу ДСП № 4 города Свердловска Нине Михайловне Смородинниковой, ее заместителю Валентине Ефимовне Малышко, врачам Елене Александровне Пастуховой, Марии Ивановне Рогачовой, Ольге Анатольевне Оритинской, Бруно Федоровичу Динкелакеру — все они очень помогли мне во время ординатуры.

На кафедре Уральского медуниверситета моей наставницей была зав. кафедрой, профессор Бронислава Яновна Булатовская. Редчайший человек, образец профессионализма и высокой культуры. Сделала огромный вклад в развитие детской стоматологии и челюстно-лицевой хирургии. Она создала на Урале один из первых центров диспансеризации детей с пороками развития челюстно-лицевой области.

Своим учителем в науке считаю академика Валерия Константиновича Леонтьева. Он был руководителем моей кандидатской диссертации, а потом консультантом докторской. Ценность общения с ним, возможность учиться у него нельзя переоценить. И конечно, особая благодарность преподавателям Калининского медуниверситета (ныне Тверская медицинская академия), которые привили мне любовь к специальности. Это Борис Леонидович Матяш, Борис Николаевич Давыдов, Борис Сергеевич Клюев, Владимир Николаевич Трезубов, Лидия Петровна Клюева и многие другие.

С коллегами по детской стоматологической поликлинике в Свердловске

— Сейчас Вы сами преподаете студентам. Что считаете особенно важным до них донести?

— Объяснить, как важна наша работа, какую роль играет детский стоматолог в сохранении стоматологического здоровья человека. Роль огромна: современная стоматология способна дать стопроцентную редукцию кариеса и воспалительных заболеваний пародонта к 18 годам.  Проще говоря, если мы начинаем наблюдать ребенка с раннего детства, то к совершеннолетию можем выпустить его с абсолютно здоровыми зубами и деснами. Это практика, основанная на научных алгоритмах и выверенных технологиях.

Есть особенности, присущие именно детской стоматологии. К формуле Гиппократа «Не навреди» добавляется «Не напугай». Взрослый может понять, что во время лечения может быть определенный дискомфорт, но бояться нечего. Ребенок же, однажды напуганный, уже не станет слушать никаких доводов.

Дело в том, что кариес (кроме кариеса корня зуба) — это заболевание детского и молодого возраста. С возрастом минерализация зубов усиливается, и риск возникновения кариеса исчезает. Если сохранить зубы здоровыми, с крепкой интактной эмалью до 18 лет, то случаи кариеса практически сводятся к нулю.

— Какие задачи Вы считаете приоритетными для кафедры детской стоматологии?

— Когда меня пригласили в 2006 году в МГМСУ возглавить кафедру детской стоматологии, я понимала, что еду в Москву не просто так. Что передо мной стоит задача развития кафедры, развития отечественной детской стоматологии, как бы амбициозно это ни звучало. Потому что головной российский ВУЗ — именно то место, где такое возможно.

Я очень благодарна за доверие академику Николаю Дмитриевичу Ющуку, именно он в то время возглавлял ВУЗ. И хотя к тому времени я имела немалый опыт работы — и как педагог, и как организатор, и как врач, завоевать доверие коллег на кафедре и в ВУЗе было непросто. Очень благодарна за постоянную поддержку академику Олегу Олеговичу Янушевичу, нашему ректору, главному стоматологу МЗ.

Первой нашей задачей было выйти на международный уровень, поднять до мировых стандартов оказание стоматологической помощи детям в России. В 2007 году мы вступили в Европейскую академию детской стоматологии, в 2008 году — в Международную ассоциацию детских стоматологов. Началось активное общение с зарубежными коллегами, получили доступ ко всем международным журналам, стандартам по нашей специальности. За эти годы мы провели три региональных конгресса с Международной ассоциацией детской стоматологии, семь Российско- Европейских. Сейчас у нас внедрены все мировые современные технологии по нашей специальности. Они включены в национальное руководство, в учебники и профессиональный стандарт детского врача-стоматолога.

ПРАВИЛО ЖИЗНИ ЛАРИСЫ ПЕТРОВНЫ КИСЕЛЬНИКОВОЙ:

Для меня нормальная ситуация, когда лечу больного, и параллельно у меня консультируются аспиранты, пишется статья в журнал, готовится конференция.

Учите других, передавайте свои знания! Объясняя человеку что-то новое, вы помогаете расти не только ему, но и  для себя систематизируете информацию. Я иногда шучу: «Пока что-то объясняешь, даже сам поймешь!»

— Как Вы считаете, сейчас детская стоматология в России на достойном уровне?

— Скажу так: мы развиваемся в нужном направлении. В СССР была очень хорошо проработана организация оказания стоматологической помощи детям. Во-первых, отдельная специальность «детская стоматология» была выделена еще в 1968 году, более 50 лет назад. Во многих зарубежных странах она либо до сих пор не существует, либо ей 10—15 лет. Во-вторых, большое внимание уделялось профилактике стоматологических заболеваний, плановой санации детского населения, повсеместно функционировала школьная стоматология, которую мы сейчас пытаемся перезапустить.

О школьной стоматологии в России впервые стали говорить еще до революции — уже тогда понимали, что в школе должен быть зубной врач. Его основная задача — профилактика.

К сожалению, стоматологическое сообщество в целом проявляет довольно мало интереса к детскому направлению. У нас особый подход: если хирург, терапевт, ортопед лечат и протезируют зубы, то главная задача детского стоматолога — качественная профилактика. Мы иначе смотрим на здоровье полости рта, чем другие специалисты. Отношение к детской стоматологии в профессиональных кругах и в обществе нужно менять.

МАССОВАЯ ПРОФИЛАКТИКА — ОСНОВА СТОМАТОЛОГИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ

— Почему для Вас важен проект школьной стоматологии?

— Считаю, что массовая профилактика — основа стоматологического здоровья. Проще всего ее организовать именно в детских коллективах. О школьной стоматологии в России впервые стали говорить еще до революции — уже тогда понимали, что в школе должен быть зубной врач. Его основная задача — профилактика.

Мы не призываем лечить в школьных кабинетах, например, пульпит и его осложнения. Для этого нужны стоматологические поликлиники. А вот обучение гигиене, герметизация фиссур зубов, профессиональная гигиена полости рта, выявление ранних факторов риска стоматологических заболеваний, применение профилактических средств, которые повышают резистентность твердых тканей зубов и здоровье десен — все это может быть в компетенции школьного стоматолога. Мы приветствуем и приход в школьную стоматологию относительно нового специалиста — стоматологического гигиениста.

— Вы лечащий врач, преподаватель, организатор здравоохранения — как удается совмещать такие разные виды деятельности?

Можно быть хорошим ученым, не занимаясь врачебной практикой. Но, я считаю, что собственный клинический опыт помогает ставить более четкие задачи, планируя те исследования, которые в первую очередь нужны практическому здравоохранению.

— Мне всегда было интересно совмещать разные функции. Для меня нормальная ситуация, когда лечу больного, и параллельно у меня консультируются аспиранты, пишется статья в журнал, готовится конференция.
Я и сейчас работаю на полставки детским врачом-стоматологом и не тороплюсь уходить в «чистую» науку и преподавание. Для меня важно понимать, как работают те или иные технологии не теоретически, а в реальных ситуациях. Не просто написать о чем-то, а самой это освоить, проработать, а потом научить молодежь.

Самая большая радость — смотреть, как профессионально растут мои ученики. Сейчас с кем-то из бывших аспирантов складываются более близкие отношения, с кем-то менее тесные. Но все мои ученики знают, что в любой момент могут ко мне обратиться по любому вопросу. Бывают и приятные сюрпризы, например на каком-нибудь конгрессе слышишь доклад доктора и понимаешь: «Это мой ученик!» — очень вдохновляет.

— А в семье кто-то пошел по Вашим стопам?

— Если говорить о семейной преемственности, то я очень горжусь своим племянником. Он стал детским стоматологом. И не просто лечащим врачом — защитил кандидатскую диссертацию. Работает в Екатеринбурге в детской стоматологической поликлинике, параллельно преподает на кафедре детской стоматологии Уральского медицинского университета — как раз на той, где я начинала свой путь в профессии.

Беседовала Марьяна Капсулецкая

 


2018 год, с учителем
академиком В.К. Леонтьевым

С учителями из Тверской академии
Давыдов Б.Н., Клюева Л.П.

2019 год, Минск,
с профессором Леусом П.А.

2020 год, с ученицами

С дочерью Иринои


Смотрите также
30 мая 2019
К тридцати годам Самвел Апресян достиг таких карьерных высот, до которых другим не добраться за всю жизнь. Кандидат медицинских наук, профессор кафедры ортопедической стоматологии Медицинского института РУДН, президент Ассоциации цифровой стоматологии…
20 мая 2018
Соломон Рабинович в стоматологическом сообществе личность легендарная. Недавно он отпраздновал 70-летний юбилей. Мы поговорили с Соломоном Абрамовичем о семье, любви, профессии и борьбе с болью, которой он посвятил более 40 лет своей жизни.
22 ноября 2017
Быть профессионалом — это не просто отличное знание своей профессии, это любовь к тому делу, которому посвятил жизнь. В этом уверена Ирина Макеева, профессор, заведующая кафедрой терапевтической стоматологии Первого МГМУ имени И. М. Сеченова.
9 июля 2017
Нет ничего более нервного, чем хирургическая операция и поход к стоматологу, а Игорь Ашурко — хирург-стоматолог. Самое жуткое в походе к нему — что навоображать о вживлении имплантата или наращивании кости можно слишком много. Ведь, что происходит в действительности, нам не видно, мы лежим в кресле с открытым ртом. Дабы восполнить пробел, мы взглянули на процесс стоматологической операции глазами самого хирурга
26 февраля 2016
Компания Morita производит оборудование самого высокого класса, и его качество проверено десятилетиями. Компания была основана в Японии в 1916 году господином Юничи Моритой, и в настоящий момент Morita находится в руках уже третьего поколения семьи основателя. Сейчас ею руководит Харуо Морита, который, как и его предшественники, стремится поддерживать традиции компании.

Вернуться в раздел
Разработка сайта: Михаил Коротаев Работает на CMS DJEM. Дизайн — Студия Fractalla