16 мая 2018

Человек на своем месте

Соломон Рабинович в стоматологическом сообществе личность легендарная. Недавно он отпраздновал 70−летний юбилей. Мы поговорили с Соломоном Абрамовичем о семье, любви, профессии и борьбе с болью, которой он посвятил более 40 лет своей жизни.

О РОДИТЕЛЯХ

История любви моих родителей началась в самый трагический период для нашей страны: они встретились во время Великой Отечественной войны. Мой отец сначала участвовал в Советско-финляндской войне, потом — в Великой Отечественной, под Ленинградом был ранен в шею и попал в челюстно-лицевой госпиталь, где и познакомился с мамой. Мама в то время была совсем юной девушкой. Она приехала из Белоруссии учиться в педагогическом институте. В это время началась война, институт эвакуировали, но мама с некоторыми однокурсниками осталась в Ленинграде, окончила курсы медсестер и устроилась работать в госпиталь. Там в 1942 году ее и встретил папа. Мама ему очень понравилась, но, кроме того, он, лежа в госпитале, увидел, как голодают раненые и персонал. Уже вернувшись на фронт, он стал по возможности приезжать в госпиталь и привозить что-то из еды: хлеб, тушенку. А однажды он приехал, а маму не нашел. Оказалось, что ее эвакуировали с ранеными по Ладоге. Но мой отец был разведчиком, он, еще общаясь с мамой, видел письма, которые мама получала от своего отца — моего деда, и запомнил адрес.

Орден Горация Уэллса – высшая награда Всемирной федерации анестезиологических стоматологических сообществ

В конце войны, после тяжелого ранения, он поехал на Урал, где в то время жила семья. Так он нашел маму, и в 1945 году они поженились. Сначала родился мой старший брат Геннадий, потом и я появился на свет в 1948 году. Папа был военным до 1949 года, мы жили в Белоруссии, а он вернулся на свою родину, в Сибирь, строил Братскую ГЭС и лесопромышленный комплекс, был одним из первых строителей, жил еще в палатке. Через некоторое время вся семья присоединилась к отцу, и школу я закончил в Братске с серебряной медалью.

О ВЫБОРЕ ПРОФЕССИИ

Думаю, на выбор моей профессии большое влияние оказали рассказы мамы. Она работала в челюстно-­лицевом госпитале, и впечатления о том времени остались у нее на всю жизнь. Представьте себе, что там творилось в первые месяцы войны, когда в госпиталь стали поступать совсем молодые мальчишки (танкисты и летчики), которых спасали из горящих машин. В госпитале принципиально не было зеркал, раненым запрещали смотреть на себя: часто вместо лица у них оставался один огромный ожог. Там, в госпитале, мама начала курить из-за всех этих переживаний. Но после ее рассказов я очень хотел стать врачом, хирургом. Так я поступил на стоматологический факультет Иркутского медицинского университета. А после его окончания, в 1972 году, меня распределили в город Абакан, где я более трех лет работал вначале стоматологом общей практики, потом — хирургом-стоматологом.

Надо сказать, я был очень смелым врачом в то время. Несмотря на юный возраст, я был единственным хирургом-стоматологом больницы, и мне приходилось проводить сложные для моего небольшого стажа операции. Сейчас я, может быть, и не решился бы на некоторые из них с тем небольшим опытом, который был, но в юности мы более храбрые. К счастью, большая часть операций прошла успешно.

О СЕМЬЕ

У меня трое детей: дочь и двое сыновей. Медицинскую династию продолжила дочь: она врач-ортодонт, кандидат медицинских наук. У нее уже двое детей — моих внуков. Сыновья развивают российскую экономику: один закончил ВШЭ, другой — международный факультет университета им. Плеханова. Моя молодежь много работает, и поэтому мы собираемся не так часто, как хотелось бы. Но на все праздники стараемся обязательно собраться вместе. Это традиция.

Желание учиться привело меня в Московский государственный медико-стоматологический университет. После переезда в Москву я проработал год в городе Подольске хирургом-стоматологом в поликлинике и стационаре районной больницы, а с 1976 года я сорок один год работаю в Московском государственном медико-­стоматологическом университете, который сейчас носит имя Александра Ивановича Евдокимова, чей памятник стоит около стоматологического комплекса университета.
Мои дети всегда удивляются: «Папа, как ты можешь сорок лет работать на одном месте?» На что отвечаю: «Я на своем месте. И это большое счастье».

О БОРЬБЕ С БОЛЬЮ

После ординатуры сначала я стал работать младшим научным сотрудником в лаборатории (тогда она называлась «по борьбе с болью в стоматологии», потом стала называться немного мягче — «по изучению боли и способу обезболивания»). Эта тема меня давно интересовала, я прошел несколько курсов усовершенствования специализации и получил специализацию по анестезиологии, имею сертификат по специальности «анестезиолог-­реаниматолог», кроме сертификата хирурга-стоматолога. С 1992 года мы проводим выездные циклы по обучению врачей-стоматологов современным технологиям обезболивания. За это время я посетил около 70 регионов России. Мы обучили более 30 тысяч врачей.

Про боль можно рассказывать многое, но я не боюсь еще раз повторить, что для меня нет гуманнее работы, чем борьба с болью и обучение врачей делать это профессионально. Первая моя книга для врачей вышла в 2000 году, с тех пор написаны около 20 монографий и глав учебников. К моему юбилею вышли сразу две мои книги: «Безопасное обезболивание в стоматологии» и карманный справочник для врачей-­стоматологов о способах оказания первой помощи в критических ситуациях. Этот справочник создан специально для того, чтобы любой врач мог носить его в кармане халата и пользоваться при необходимости.

«ВРАЧ НЕ ПРОФЕССИЯ, А ОБРАЗ ЖИЗНИ»

Мои сыновья занимались шахматами, и мы прилетели с шахматного турнира, который проходил в Греции. Сели в автобус в аэропорту Шереметьево, и я краем глаза заметил пожилую женщину, лет семидесяти пяти, и отметил про себя, что она какая-то бледная. Ребята мои в автобус зашли, и уже должны были закрыться двери, как в этот момент я услышал какие-то крики. Когда обернулся, то увидел, что эта старушка падает со ступенек навзничь прямо на асфальт. Я быстро побежал к ней. Стюардесса опустилась на колени возле женщины и говорит мне по-английски: «Умерла». А я ей по-русски ответил: «Молчи, давай работать». Оказалось, что со старушкой летела дочь. Я сказал ей, что она будет делать искусственное дыхание, а я — непрямой массаж сердца. Так аккуратно мы начали проводить реанимационные процедуры. Сотрудники аэропорта вызвали скорую помощь, но к ее приезду наша бабушка застонала от боли и стала открывать глаза. Все врачи знают, что это очень хороший знак. Потом женщину увезли в больницу, а мы поехали дальше. Врач — всегда врач, а если ты врач, то должен приходить на помощь, когда нужен, и уметь это делать.



ВРЕМЯ ЖИЗНИ

Есть в нашей семье самая важная реликвия, которая каждый раз напоминает мне о чудесах судьбы,
— это часы моего отца. Во время войны он всегда носил их с собой в специальном кармане брюк (раньше у многих брюк были специальные кармашки для часов).
Отец был заместителем
командира батальона. Во время одного из боев он привычно достал часы из кармана брюк, чтобы посмотреть время, и случайно положил их в верхний левый карман гимнастерки. Когда бой закончился, он не нашел их в своем кармане, вспомнил, что положил их не туда, достал часы… и они разлетелись на куски в его руках. Прямо в центре часов, которые закрывали сердце, осталась автоматная пуля.
Какое-то время эти часы, спасшие жизнь моего отца, хранились в Музее истории Ленинграда. Сейчас они хранятся у нас в семье.


ОБ УЧИТЕЛЯХ

Мне всегда везло с учителями. В московском университете я попал в ординатуру на кафедру госпитальной хирургической стоматологии под руководством профессора Владимира Федоровича Рудько, который оказал большое влияние на мой профессиональный рост. Именно он привил мне понятие, что настоящий стоматолог прежде всего врач, а потом стоматолог.
Это во многом определило мою дальнейшую судьбу и отношение к профессии и жизни. Владимир Федорович возглавлял уникальную кафедру профессионалов и очень интеллигентных, благородных людей, которые передавали знания многим поколениям стоматолог


О ХОББИ

Уже лет тридцать я занимаюсь восточными единоборствами. Все началось с карате. У меня красный пояс. В советское время был период, когда занимались тайком. Тогда это было запрещено; мы надевали простую форму и делали вид, что в волейбол играем. Такие были времена. В первую очередь это занятие дает мне оптимизм, возможность поддерживать хорошую физическую форму и умение владеть собой. К сожалению, сейчас больше одного раза в неделю заниматься не получается. Но каждую пятницу я говорю родным и коллегам: «Меня не ищите» — и ухожу на тренировки».

Смотрите также
22 ноября 2017
Быть профессионалом — это не просто отличное знание своей профессии, это любовь к тому делу, которому посвятил жизнь. В этом уверена Ирина Макеева, профессор, заведующая кафедрой терапевтической стоматологии Первого МГМУ имени И. М. Сеченова.
9 июля 2017
Нет ничего более нервного, чем хирургическая операция и поход к стоматологу, а Игорь Ашурко — хирург-стоматолог. Самое жуткое в походе к нему — что навоображать о вживлении имплантата или наращивании кости можно слишком много. Ведь, что происходит в действительности, нам не видно, мы лежим в кресле с открытым ртом. Дабы восполнить пробел, мы взглянули на процесс стоматологической операции глазами самого хирурга
26 февраля 2016
Компания Morita производит оборудование самого высокого класса, и его качество проверено десятилетиями. Компания была основана в Японии в 1916 году господином Юничи Моритой, и в настоящий момент Morita находится в руках уже третьего поколения семьи основателя. Сейчас ею руководит Харуо Морита, который, как и его предшественники, стремится поддерживать традиции компании.
31 октября 2015
В современном мире имплантология представляет собой отдельную отрасль стоматологии. Она решает собственные задачи и развивается достаточно быстро. Чтобы разобраться в наиболее значимых мировых трендах в этой области и понять, насколько они актуальны для России, мы поговорили с главным имплантологом сети клиник Юнидент Игорем Ашурко.
19 мая 2015
Юнидент показывает, что экономические трудности для компании становились скорее импульсом к развитию, чем пагубным фактором. Поэтому обсудить стратегии поведения в сегодняшней ситуации мы решили с президентом сети клиник Юнидент Игорем Гавашели.

Вернуться в раздел
Разработка сайта: Михаил Коротаев Работает на CMS DJEM. Дизайн — Студия Fractalla